Анна Ахматова: творчество «позднего» периода

« Назад

Анна Ахматова: творчество «позднего» периода 23.12.2016 09:10

На тридцать четвертом заседании литературно-видео клуба «Дискурс» (17 декабря) был продолжен, начатый в ноябре, разговор о творчестве Анны Андреевны Ахматовой.

Встреча состояла, как бы, из нескольких частей. В первой – д.ф.н., профессор ИвГУ Наталья Васильевна Дзуцева, рассказала о произведениях А.А., написанных в 50-60-х годах. Затем прошло обсуждение лекции Дмитрия Быкова «И я сказала. – Могу.». А завершилось все это дискуссией по поводу услышанного. 

Ахматова_2_500

Но на декабрьском заседании также встал вопрос о возможных подходах к анализу творчества. В сущности, их может быть четыре.

Для филологов главным является текст. Они стараются препарировать его всеми возможными способами, наверное, в подсознательной надежде найти абсолютные критерии художественности, о которых мечтали «опоязовские формалисты».

Тесно к ним примыкают литературные критики. Но их главная задача – встроить рассматриваемого творца в эпоху, литературный процесс или, на худой конец, собственные концепции.

Есть еще точка зрения самих пишущих. Их, в первую очередь, интересуют профессиональные приемы, необычное раскрытие образов и т.д. И, как показывает история, именно им мы обязаны «второй жизнью» многих современных классиков, стандартно забытых после смерти на 40-50 лет.

И, наконец, рядовые читатели, естественно, имеющие собственную внутреннюю градацию, ищущие в литературе либо развлечение, либо созвучие собственным мыслям, либо, даже, ответы на какие-то жизненно важные вопросы.

И в процессе разговора о творчестве Анны Ахматовой пришлось применить все перечисленные выше подходы. Если лекция Н.В. Дзуцевой представляла собой добротный, со множеством примеров, экскурс в творческую биографию А.А., то лекцию Дмитрия Быкова, скорее, можно было бы назвать образцом литературной критики. Но для понимания этих двух выступлений пришлось сделать экскурс в «творческую мастерскую» поэта, закончив в итоге вопросом – а что значит Ахматова для нашего времени?

Ахматова_1960_3

***

Война с Германией породила множество надежд на изменения. Еще летом 1943 года Управление контрразведки НКГБ СССР докладывало о массовых антисоветских настроениях в среде писателей. Светлов, Новиков-Прибой, Шкловский, Федин, Гладков и др. ждали окончания сталинизма и демократических преобразований под нажимом США и Англии. Об этих настроениях вспомнили после окончания войны. Кто-то вновь попал под репрессии, кто-то удостоился публичного осуждения. Анне Андреевне досталось последнее. После постановления Оргбюро ЦК ВКП(б) от 14 августа 1946 года (отменено как ошибочное в 1988 году) ее вновь прекращают печатать, а исключение из Союза писателей лишало карточек, обрекая на полуголодное существование.

Но А.А. даже в эти непростые для себя времена продолжает активно писать. Возможно, сказался прошлый опыт «травлей». В 1925 году ей уже запрещали печататься, а по ее творчеству прокатился массивный каток советской критики.

Берлин Исайя_1940

Наталья Васильевна подробно остановилась на «Северных элегиях», проведя параллели с «Tristia» О.Э.Мандельштама. Рассказала о взаимоотношениях с Исайей Берлиным и посвященных ему стихах. Сюжетной основе «Поэмы без героя», которая писалась и переписывалась с 40-х годов до самой смерти.

***

Следующим пунктом обсуждения была лекция Дмитрия Быкова.

Но, чтобы прояснить некоторые ее нюансы, пришлось сделать небольшой экскурс в особенности восприятия поэтом окружающего мира. Он должен уметь, одновременно, находиться как «внутри» чувства, так и «вне его», постоянно переводя переживания в словесную форму. В обычной жизни мы избегаем такого раздвоения, но это не значит, что этому нельзя научиться. И суть поэтического мастерства заключается, прежде всего, в умении «развернуть» переживание в образное описание, хотя бы, на четыре строчки.

Однако, любой навык имеет свою цену. Позиция «внешнего наблюдателя» не дает возможности в полной мере испытать эмоции, в результате чего требуется больше источников этих самых эмоций. И жизнь Ахматовой, Гумилева и многих представителей их поэтического круга – наглядное тому подтверждение.

Есть еще один нюанс. Перефразируя Платона, можно сказать, что для нас заразительны не просто чужие переживания, а только искренние переживания. На каком-то уровне подсознания читатель безошибочно определяет - пережил ли поэт описываемое, или только имитирует чувства. Именно это, по всей видимости, имела ввиду Анна Андреевна, говоря по поводу пастернаковской книги  «Второе рождение»: «Это недостаточно бесстыдно, чтобы быть поэзией».

Особенно ценным в лекции Дмитрия Быкова были параллели между «Поэмой без героя» Ахматовой, «Стихами о неизвестном солдате» Осипа Мандельштама и «Вальсом с чертовщиной» Бориса Пастернака. А также, идеи по поводу того, что помогло А.А. выжить среди всеобщей травли. Он полагает, что свою оборонительную крепость она создала из «камней», которые в нее бросали, а настрой, прежде всего, на непризнание и унижение, позволял сохранять душевное спокойствие и продолжать творить.

Демидова_Ахматова

***

Последовавшая далее дискуссия, сосредоточилась на обсуждении соотношении филологического и литературно-критического подходов, стилистики лекции Дмитрия Быкова, некоторых моментах биографии А.А.

Говорилось, также, о спектакле Аллы Демидовой по ахматовской «Поэме без героя». Известная актриса провела целое исследование, воплотившееся не только в представление на сцене, но и книгу «Ахматовские зеркала». Просеяв множество материалов: писем, дневниковых записей, воспоминаний, записок современников, она попыталась определить, какие реальные люди стоят за персонажами поэмы, какие их связывали отношения, и намеки на какие события разбросаны по всему тексту. 

 

Следующее заседание клуба «Дискурс» планируется 14 января (13-00). В рамках проекта «Лекториум» состоится лекция «Скульптура и архитектура Древней Греции».

 

Александр Богаделин