Борис Пастернак: жизнь и стихи

« Назад

Борис Пастернак: жизнь и стихи 02.02.2017 09:18

Творчеству Б.Л.Пастернака будет посвящено два заседания литературно-видео клуба «Дискурс». На первом (28 января) - предметом обсуждения стала поэзия Б.Л. и основные вехи его биографии.  Модерировал дискуссию и делал доклад – аспирант филологического факультета ИвГУ Александр Сергеевич Виноградов.

Следующее заседание (25 февраля) будет полностью посвящено роману «Доктор Живаго». 

Пастернак_1910_портрет_450

Творческая биография Бориса Леонидовича Пастернака (1890 - 1960) – это, прежде всего, история его отношений с женщинами. Стихи он начал писать, довольно-таки, поздно – в 22 года, и поводом для их появления послужила безответная любовь к Иде Высоцкой. Случилось это в немецком Марбурге, куда он приехал для продолжения философского образования - глава местной школы неокантианцев предложил Пастернаку подготовить докторскую диссертацию. Но вспыхнувшая любовь навсегда изменила жизнь юноши. Он решает посвятить себя творчеству.

Младенчество_05

Справедливости ради, надо сказать, что философия была не первым его жизненным увлечением. Ей предшествовала музыка. В доме родителей – академика живописи Леонида Осиповича Пастернака и пианистки Розалии Исидоровны Пастернак, собирались многие известные личности. Отец поддерживал дружбу с И.Левитаном, М.Нестеровым, В.Поленовым, Н.Ге и др., в гости часто заходили писатели (в том числе Л.Н.Толстой), а С.Рахманинов и А.Скрябин устраивали музыкальные вечера. Именно, под влиянием Скрябина юный Пастернак решает посвятить себя музыке. Но через шесть лет упорного труда, он понимает, что не обладает абсолютным слухом, и поступает на философское отделение Московского университета.

Возвратившись в Москву, Б.Л. примыкает к недолго просуществовавшей постсимволистской группе «Лирика», в альманахах которой и были опубликованы его первые стихи, а после ее исчезновения - к «умеренным» футуристам, объединившимся в «Центрифугу». Но главное – он знакомится в этот период с Владимиром Маяковским и делает для себя «простое» открытие (как он после напишет в «Охранной грамоте»), что поэт – не автор, а предмет лирики, обращающийся от первого лицо к миру. Если в классической поэзии между автором и его лирическим героем сохранялась определенная дистанция, то «измы» начала XX века ее полностью разрушили.

Сестра моя - жизнь
Пастернак весьма критично относился к своим первым сборникам – «Близнец в тучах» (1914) и «Поверх барьеров» (1917) и впоследствии многие стихи из них переписал заново. Свой отсчет, как поэта, он сам вел от третьей книги: «Сестра моя – жизнь», вышедшей в 1922 году.

Борис Гаспаров анализируя стихотворение 1917 года «Про эти стихи» пишет:

«Кубистическая раздробленность картины, летучесть ее ракурсов не только не препятствует ее яркой осязаемости, но в сущности с большой точностью регистрирует то, как глаз осваивает видимое пространство, в данном случае панораму городского пейзажа, - не в целостном охвате, но перескакивая с предмета на предмет, с одного угла зрения на другой. То, что возникает в нашем представлении как целая картина («улица в солнечный день») - это уже конструкт мысли (или клише литературного описания), уложившей хаотически разбросанные моментальные снимки действительности в логически (либо риторически) легитимную пропозицию. Стих Пастернака стремится «убежать» от мысли, опередив ее на мгновение перед тем, как ей удастся поймать разбегающиеся отрывки неопосредованных впечатлений в плен апперцепции, надев на них «форму» узнаваемого целого.»

И это весьма точная характеристика поэзии Б.Л. того периода. Поэзии, пресыщенной метафорами и сравнениями, которые иногда становятся самоцелью.

Эмоциональный настрой «Сестры…» подхватывает следующий сборник «Темы и вариации» (1923).

«Я не держу. Иди, благотвори./ Ступай к другим. Уже написан Вертер,/ А в наши дни и воздух пахнет смертью:/ Открыть окно, что жилы отворить

Разрыв»)

Пастернак_Евгения Лурье_Женя

Но творчество Пастернака нельзя рассматривать в отрыве от происходящих тогда в СССР событий. НЭП принес некоторые идеологические послабления и ориентацию на коммерцию. Сборники Б.Л. печатаются каждый год, у него появляется некоторая финансовая стабильность, и он в 1922 году женится на художнице Евгении Лурье. В следующем году у них рождается сын Евгений.

Сворачивание НЭПа выдвинуло на первый план совсем другие идеологические ориентиры. И Пастернак обращается к истории, создавая большие поэмы «Девятьсот пятый год» (1925-1926), «Лейтенант Шмидт» (1926-1927), роман в стихах «Спекторский» (1925-1931). Он проходит через сильный духовный кризис, и от постоянной депрессии, по воспоминаниям современников, временами становится почти невменяемым.

Но кризис ознаменовал и переход к новой фазе творчества. В 1932 году выходит его новая книга «Второе рождение», обозначая путь к «неслыханной простоте». Количество метафор сводится к минимуму. Пастернак обращается к «обыденной» речи и обыденным темам: «зимний день в сквозном проеме незадернутых гардин», «огромность квартиры, наводящей грусть», «пронзительных иволог крик», «вседневное наше бессмертье».

Зинаида Нейгауз_01

Этот же год отмечен его вторым браком с Зинаидой Николаевной Нейгауз, бывшей женой пианиста Г. Г. Нейгауза. Это был бурный роман, измотавший обе стороны. Зинаида Николаевна никак не могла решиться оставить семью, а Б.Л. настаивал на немедленном воссоединении. Но, как показало время, деятельная натура З.Н. не только помогла обустроить Пастернаку быт, но и пережить опалу, начавшуюся со второй половины 30-х годов. В этот период Пастернака почти не печатают, и ему приходится много заниматься переводами.

Трагедии Шекспира, «Фауст» Гете, «Мария Стюарт» Шиллера, стихи Верлена, Байрона, Рильке… Все они имеют легко узнаваемый голос – голос Б.Л. и его возлюбленных, и входят в свод русской культуры наряду с оригинальным творчеством Пастернака.

Иногда, это даже не переводы, а, скорее, переложения. В этом легко убедиться, взглянув на подстрочник стихотворения Поля Верлена «Хандра» (в переводе М.Варденга): 

«Плачется в моем сердце, / Как дождь идет над городом. / Что это за томление, / Что проникает в мое сердце?

О сладкий шум дождя / По земле и по крышам! / Для сердца, которое скучает. / О песня дождя!

Плачется без причины / В этом сердце, которое противно самому себе. / Как! никакого предательства? / Этот траур без причины.

Это просто сама боль / От незнания, почему / Без любви и без ненависти / Мое сердце полно боли.»

И перевод Пастернака:

«И в сердце растрава, / И дождик с утра, / Откуда бы, право, / Такая хандра?

О дождик желанный, / Твой шорох - предлог / Душе бесталанной / Всплакнуть под шумок.

Откуда ж кручина / И сердца вдовство? / Хандра без причины / И ни от чего.

Хандра ниоткуда, / Но та и хандра, / Когда не от худа / И не от добра.»

***

Ольга Ивинская

В 1943 году выходит книга «На ранних поездах», включающая четыре цикла стихов предвоенного и военного времени. А 1946 год отмечен встречей с Ольгой Ивинской, работавшей тогда редактором в журнале «Новый мир» и ставшей его последней «музой», адресатом многих стихов позднего периода.

Поэзия Пастернака все более «упрощается». Метафоры и сравнения остаются только самые необходимые, вновь появляется лирический герой, носитель авторского «я», а рифмы начинают тяготеть к классическим образцам Пушкина и Некрасова.

Достаточно сравнить, например, рифмы 1927 года:

Как допетровское ядро,

Он лугом пустится вприпрыжку

И раскидает груду дров

Слетевшей на сторону крышкой.

(«Приближенье грозы»).

С рифмами «Августа», написанного в 1953:

И вы прошли сквозь мелкий, нищенский,

Нагой, трепещущий ольшаник

В имбирно-красный лес кладбищенский,

Горевший, как печатный пряник.

***

В этот же период он начинает писать главную прозу своей жизни – роман «Доктор Живаго». Десять лет ушло на создание текста, потом, два года на бесполезные попытки опубликовать роман в советской печати. И далее - отчаянный шаг с передачей рукописи в Италию. В 1957 году «Доктор Живаго» публикуется в Италии, а затем в Голландии и Англии.

В 1958 году Пастернаку присуждается Нобелевская премия по литературе, что породило такой шквал обличительных собраний и публикаций, что он вынужден был отказаться от нее и лично просить Н.Хрущева не высылать его из СССР.

Но это уже тема для следующего встречи.

***

Во второй части заседания состоялся просмотр передачи «Культ личности», в которой Дмитрий Быков, автор книги о Б.Л., рассказал о не часто упоминаемых фактах из биографии поэта.

В частности, почему он не уехал в 20-х годах, хотя все его родные перебрались в Англию; как складывались взаимоотношения между Пастернаком, Зинаидой Николаевной и Ольгой Ивинской; о встречах с Мариной Цветаевой и Анной Ахматовой; кто и как отметился в травле поэта в конце 50-х и т.д.

Фотоотчет о заседании. 

На следующем заседании клуба «Дискурс» (25 февраля) мы продолжим разговор о творчестве Б.Л.Пастернака и его романе «Доктор Живаго».

 

Александр Богаделин