Эстетика Серебряного века

« Назад

Эстетика Серебряного века 30.10.2016 09:10

Тридцать второе заседание литературно-видео клуба «Дискурс» (22 октября), как и предыдущее, было посвящено Серебряному веку. Но, если в сентябре обсуждались наиболее значимые фигуры этого периода, то предметом октябрьской встречи стали эстетические воззрения, преобладающие на рубеже XX века. А в качестве основы для обсуждения был выбран фильм, весьма точно отражающий взгляды мирискусников и декадентов – «Господин оформитель».

Модерировал дискуссию и делал основной доклад прозаик Александр Богаделин

Vladimir_Solovyov Nesterov_Florensky_BulgakovАлександр БлокМир искусства Professor_Nicholas_RoerichМаяковский

Поиск новых эстетических установок на рубеже 20 века был реакцией на произошедшие социальные и экономические изменения. Все более ощущалось, что реализм и сложившаяся традиция, достигнув своих вершин в XIX веке, перестали в полной мере отражать окружающую действительность. В обществе явно чувствовалась усталость от несоответствия слов и обозначаемых ими сущностей, от привнесения в эстетику политики и патриотизма. Если добавить к этому тренд на засилье массовой культуры, все более и более снижавшей критерии качества, бурно развивающиеся капиталистические отношения, ставившие прибыль выше чести и достоинства, научно-технический прогресс, активно вытесняющий религию из человеческого сознания, то мы получаем предпосылки для включения интеллигенции в активный поиск ответов на вызовы времени. Начался усиленный поиск новых идей, новой сакральности, которые захватили почти всю культуру – от религиозных мыслителей до авангардистов.

Выделим несколько наиболее значимых направлений.

Прежде всего, это теургическая эстетика, в основе которой лежали работы Владимира Соловьева. В ней Красота объявлялась высшей ценностью и даже одной из сущностей Бога, а художник мыслился как проводник духовных образов, теургом, действиями которого руководят божественные силы. Художественное творчество должно завершить процесс творения мира усилиями художников-творцов-теургов под непосредственным руководством Софии.

Тесно к теургической эстетике примыкала эстетика религиозная. Наиболее яркими представителями этого направления были П.Флоренский, С.Булгаков, Н.Бердяев, Д.Мережковский, Н.Лосский, С.Франк и др.

По сути это была попытка сочетать традиционные христианские ценности с вызовами новой эпохи.

Эстетика символизма находилась под сильным влиянием идей Владимира Соловьева. Возникший в России, первоначально, как ответвление одноименного французского течения, символизм быстро принял яркую национальную окраску. Крупнейшими представителями этого направления являются Александр Блок, Андрей Белый, Вячеслав Иванов, Эллис и др.

Вячеслав Иванов, например, был убежден, что приближается принципиально новый этап художественного творчества, когда все искусства будут объединены в некую художественно-религиозную мистерию. Представители этого направления считали, что в символизме искусство достигло своего апофеоза, и далее художник должен покинуть его границы и нести свое творчество в жизнь, т.е. стать, опять же, теургом.

Эстетика мирискусников.В основном, это были художники, группирующиеся вокруг журнала «Мир искусств». К их числу относят: А.Бенуа, К.Сомова, М.Добужинского, Л.Бакста, Е.Лансере, А.Головина, И.Билибина и др.

Основой их мировоззрения были две главные идеи. Первая – возвратить русскому искусству художественность, освободить его от любой тенденциозности (социальной, религиозной, политической и т.п.) и направить в чисто эстетическое русло. Вторая – романтизация и поэтизация русского национального наследия, интерес к народному творчеству. Особенно этим отличались К.Сомов и А.Бенуа.

При этом многие из них тяготели к театральному синтезу искусств - отсюда активное участие в оформлении спектаклей и в дягилевских проектах, повышенный интерес к музыке и танцу.

Эзотерическая эстетика. Наиболее яркими представителями этого направления, несомненно, являются Николай Рерих и его жена – Елена Ивановна с их учением о «живой этике».

Сущность эзотеризма заключается в стремление к отысканию глубинных, сокрытых смыслов в традиционных религиозных текстах, древних культурах и культах и в самой природе. Например, Рерих считал, что у него имеется прямой контакт с Учителями-махатмами, находящимися в ином измерении, и пытался передать полученное учение с помощью своей символической живописи и текстов, больше напоминающих шаманские заклинания.

Увлечение эзотеризмом было характерно для многих фигур Серебряного века. Им увлекались и Андрей Белый (прослушавший не менее 600 лекций Рудольфа Штайнера), и Василий Кандинский и даже религиозные мыслители.

Об эстетике авангарда подробно говорилось на предыдущем заседании клуба. В связи с обсуждаемой темой стоит упомянуть идеи Николая Евреинова. Евреинов не видел разницы между театром и жизнью и считал, что позитивный социальный эффект игры позволит противостоять лжи, фальши и лицемерию обыденной жизни. (Яркий пример реализации этих идей можно найти в фильме Константина Лопушанского «Роль», который был предметом обсуждения на втором заседании клуба «Дискурс»).

Также можно упомянуть эстетику формалистов. Формальная школа была представлена филологами, входившими в «Московский лингвистический кружок» и ОПОЯЗ («Общество по изучению поэтического языка»). Наиболее яркими ее представителями являлись В. Шкловский, Б. Томашевский, Б. Эйхенбаум, Ю. Тынянов, Р. Якобсон, Г. Винокур, О. Брик.

Формалисты считали, что художественную сущность произведения можно выявить только путем морфологического анализа, а не изучением его автора, отражением чего оно является, как воздействует на читателя, какое имеет культурное значение и т.п. Иными словами, они пытались выработать некие формальные критерии, с помощью которых можно было бы определять художественную ценность поэзии и прозы.

В качестве некого вывода, можно сказать, что для поэтов, прозаиков, художников… начала двадцатого века стало важным не только само творчество, но осмысление «зачем» и «ради чего» они это делают.

***

В фильме «Господин оформитель» можно найти отголоски многих упомянутых выше эстетических исканий. Действие в картине разворачивается с 1908 по июль 1914 года. Если кратко сформулировать сюжетную канву, то нам рассказывают историю художника Платона Андреевича. В 1908 году по заказу хозяина ювелирной лавки он создает манекен, моделью которого служит юная Анна Белецкая, вскоре умирающая от чахотки. К 1914 году художник уже почти забыт, и, вследствие злоупотребления опиумом, ему грозит полное разорение.

Кадр_Господин оформитель

В крайней нужде он принимает предложение богатого дельца Грильо на оформление интерьеров его дома и, знакомясь с женой заказчика, видит ее поразительное сходство с когда-то созданным манекеном. Это и оказался оживший манекен, который сводит в могилу сначала своего мужа, а потом создавшего его художника.

Если посмотреть на фильм с точки зрения озвученных выше эстетических воззрений, то в нем сразу можно увидеть отголоски теургических идей: Платон Андреевич считает себя соперником Бога – «он сделает, а я доделываю», эстетики мирискусников, правда, скорее, в уайльдовской интерпретации, и декадентов.

Распространение в России, во многом благодаря Оскару Уайльду, идеологии «жизни как творчества», привело к тому, что искусство стало служить гармонизации повседневного быта. Художники «Мира искусства» провозглашали: «место нового искусства не в музеях, а на улице, где его могут видеть все: оно должно найти себе применение в проектировании и украшении железнодорожных вокзалов, в мозаике, декорирующей стены новых общественных зданий, и в церковных фресках». И Васнецов, и Врубель, и Сомов, и Борисов-Мусатов активно участвовали в создании новой художественной среды, рассчитанной на «массового потребителя» - разрабатывали жилые интерьеры, выполняли заказы на оформление мебели и изделий из фарфора, не говоря уже о плакатах, книжной графике и театральных декорациях.

Когда главный герой фильма принимает заказ на оформление ювелирной витрины, он не считает это занятие недостойным. Наоборот, витрина – это тот же музей, но доступный и видимый всем.

gippius-by-bakst

Что касается декадентства, то это течение возникло на рубеже XX века и иногда рассматривается как связующее звено между романтизмом и модернизмом. Характерными его чертами обычно считают отрыв от реальности, поэтику искусства для искусства, эстетизм, стремлением к внешним эффектам, стилизации, моду на демонизм и т.д. Также, в декадентстве очень силен мотив небытия и смерти.

К писателям-декадентам причисляли в Великобритании Оскара Уайльда, в Италии — д’Аннунцио, в Австрии — Шницлера, в Польше — С. Пшибышевского, во Франции — Гюисманса, в Бельгии — Роденбаха. К числу русских декадентов относят Бальмонта, Сологуба, Мережковского, Зинаиду Гиппиус, а также раннего Брюсова.

Русские символисты определяли разницу между декадансом и символизмом мировоззренчески. Андрей Белый в книге «Начало века» писал: «символисты» — это те, кто, разлагаясь в условиях старой культуры вместе со всею культурою, силятся преодолеть в себе свой упадок, его осознав, и, выходя из него, обновляются; в «декаденте» его упадок есть конечное разложение; в «символисте» декадентизм — только стадия.»

***

Еще стоит сказать несколько слов о создателях «Господина оформителя». Этот фильм во многом состоялся благодаря сочетанию нескольких талантливых личностей.

Режиссер – Олег Тепцов, начинал как музыкант и в 1979 году закончил Ленинградскую консерваторию по классу гобоя. Но тяга к кино пересилила, и он идет учиться на Высшие режиссерские курсы. Картина родилась из его дипломной работы – посмотрев 40-минутный фильм, в Госкино решили профинансировать его до полного метра.

Сценаристом картины выступил Юрий Арабов – авангардный поэт и неизменный автор сценариев картин Александра Сокурова. Взяв основные сюжетные линии из рассказа Александра Грина «Серый автомобиль», он перенес действие в Петербург начала XX века.

Музыку к картине написал и исполнил тоже известный авангардист – Сергей Курехин со своей группой «Популярная механика». А главную роль сыграл Виктор Авилов – до этого мало известный актер Театра-студии на Юго-Западе.

После выхода на экраны картина вызвала бурную полемику. Как вспоминает режиссер, после показа в Риге к нему с разных сторон, подошли две похожие друг на друга женщины, причем, обе с решительным видом. «Одна из них сказала: «Гениально», а вторая – плюнула в меня. Ну, не то, чтобы так, слюной смачно, а вот так вот: «Тьфу на тебя». Это мне тоже было приятно. Если фильм вызывает такие живые реакции, значит… значит, можно жить дальше…».

***

Все озвученное выше и стало основой для последующей дискуссии, в которой говорилось о музыкальном ряде картины, соответствиях гриновского рассказа и показанного на экране, других литературных источниках фильма, а также о теме марионеток и блоковских реминисценциях. В итоге, обсуждение растянулось почти на два часа.

 

Тема Серебряного века будет продолжена на следующем заседании клуба «Дискурс» (19 ноября) обсуждением творчества Анны Ахматовой, а 5 ноября состоится очередное заседание «Лектория», посвященное языку символов в искусстве Древнего Египта.

 

Александр Богаделин