Музыка и музыканты в «Альтисте Данилове»

« Назад

Музыка и музыканты в «Альтисте Данилове» 23.04.2015 03:14

Двухчасовое обсуждение романа Владимира Орлова «Альтист Данилов» (18 апреля) на одиннадцатом заседании клуба «Дискурс» получилось содержательным и интересным.

Вначале, Александр Богаделин в своем вступительном слове рассказал биографию писателя и историю создания романа. Одно из самых популярных произведений 80-х, переведенное более чем на 20 языков, оказывается, было написано чуть ли не случайно. После первой главы рукопись была отложена в стол, но тут серьезно заболела и надолго попала в больницу жена писателя. Находясь в мрачном настроении, она попросила принести что-то отвлекающее. И прочитав отложенную главу, потребовала продолжения. В результате, Орлову ничего не оставалось делать, как написать целый роман. Благо, перед глазами был реальный прототип - альтист Большого театра Владимир Грот. Он же выступил и консультантом по музыкальным вопросам.

Музыки в «Альтисте…» звучит очень много, как классической (Чайковский, Бетховен, Вагнер, Малер, Прокофьев, Шостакович), так и современной (Хиндемит, Шёнберг, Мийо и другие). Свой рассказ о ней сомодератор дискуссии – преподаватель музыкального училища Людмила Козиорова, начала с центрального конфликта романа между главным героем и скрипачом Земским, проповедовавшим теорию «тишизма». Коллега Данилова считал - звуки настолько несовершенны и изжили себя, что музыка должна звучать лишь в душе, и только тогда она будет истинным искусством. Справедливости ради, следует сказать, что те же идеи были озвучены еще в 1952 году Джоном Кейджом в своей знаменитой пьесе «4′33″», во время исполнения которой участники ансамбля не извлекают звуков из своих инструментов.

Далее Людмила Нисоновна ответила на вопросы присутствующих о сути двенадцатитоновой теории Арнольда Шёнберга и сделала краткий экскурс в историю его школы. (Именно отголоски этого метода нашел Данилов в симфонии композитора Переслегина). Рассказала, чем отличаются нотные раскладки альта и скрипки, и как главный герой романа мог сыграть пьесы, созданные компьютером, так, что слушатели не могли отличить их от написанных человеком.

Еще один сомодератор дискуссии – искусствовед Юрий Ермилов, в своем выступлении остановился на изменении восприятия романа со временем – сразу после публикации, в 2000-х и сейчас,  отметив, что, на его взгляд, не хватило «Альтисту», чтобы встать на одну полку с «Мастером и Маргаритой» Булгакова. А также прокомментировал утверждение известных художников – Натальи Нестеровой и Татьяны Назаренко, что книга, на самом деле, написана не о музыкантах, а о живописцах.

Здесь обсуждение плавно перешло на связь музыки и живописи, в частности, музыкальных рядов Шёнберга и композиций Василия Кандинского. В залах мюнхенского музея последнего звучит именно такая музыка, и не сразу, но постепенно начинаешь осознавать единство её звуков с висящими картинами.

Еще одной темой обсуждения стал диссонанс между возможностями и реальными действиями главного героя. Роман относится к жанру «магического реализма», но Данилов, хотя и обладает внешними атрибутами демона – способностью летать, переноситься в пространстве, принимать любую форму, ведет себя и думает как обыкновенный человек. При этом, похоже, на него еще наложено проклятие безволия – все используют его в своих целях, а он не может никому отказать. Но возможно, в то время такое поведение считалось одним из признаков интеллигентности. По крайней мере, герои повести Дины Рубиной «На Верхней Масловке» вели себя точно также.

В общем, можно констатировать, что получилось вполне достойное продолжение темы «Музыка и музыканты в кино и литературе», начатое фильмом Дэмьена Шазелла «Одержимость».

Эта же тема останется главной и на следующем заседании «Дискурса» (2 мая), когда состоится просмотр и обсуждение фильма «Звуки шума». На сей раз речь пойдет о «конкретной музыке» - шестеро музыкантов с консерваторским образованием решили исполнить «Симфонию города» с помощью звуков мегаполиса.

 

Александр Богаделин

 

Хроника клуба «Дискурс»