Питер Брук о Шекспире

« Назад

Питер Брук о Шекспире 02.06.2015 02:19

На четырнадцатом заседании (30 мая) литературно-видео клуба «Дискурс» обсуждали не только творчество великого драматурга Уильяма Шекспира, но и великого режиссера Питера Брука. Режиссера наиболее известного в мире искусства именно постановками шекспировских пьес. Постановками, которые возвращают им первоначальный вид елизаветинских времен.

Даже в их биографиях прослеживаются определенные параллели. Оба не имели специального театрального образования. Брук учился в Оксфорде, когда его спектакль, поставленный в любительском театре, увидел крупнейший в то время режиссер Барри Джексон и предложил двадцатилетнему юноше попробовать себя на профессиональной сцене. Затем был Шекспировский Мемориальный театр, Ковент-Гарден и другие театры. К сорока пяти годам Брук поставил пятьдесят семь драматических спектаклей, семь опер, семь фильмов и пять телеспектаклей. И многие из них проповедовали его теорию «пустого пространства», когда на сцене присутствовал только необходимый минимум декораций, а актеры были облачены в бесформенные хламиды. Но все внимание публики, при этом, сосредотачивалось на словах пьесы и игре актеров.

Вот, что Брук пишет в ответ на критику в свой адрес по поводу слишком вольной интерпретации «Ромео и Джульетты»: «Нас упрекали в том, что мы слишком «сурово» обошлись с поэзией Шекспира. Но мы попытались передать подлинное чувство поэзии, как оно понималось его современниками… Что я попытался сделать, так это порвать с распространенным пониманием «Ромео и Джульетты» как сладенькой, сентиментальной любовной истории и вернуться к миру насилия, страстей пахнущей потом толпы, раздоров, интриг. Вновь почувствовать поэзию и красоту, что порождены сточными канавами Вероны, для которой история двух возлюбленных — лишь эпизод.»

Но даже столь радикальные новации не отменяли коробку сцены, которой не было в театре времен Шекспира. Тогда актеры играли на помосте, окруженном публикой, всего лишь словами обозначая место действия – лес, поле или замок. И в 1970-м Брук сделал еще один шаг в направлении елизаветинского театра – он переезжает в Париж и возглавляет Международный центр театральных исследований, созданный под эгидой ЮНЕСКО. Набирается международная труппа из тридцати человек, и начинаются выступления «среди народа». Например, на гастролях 1973 года по Африке спектакли игрались на сельских лужайках, базарных площадях, посреди жилых кварталов. И, при этом, пьеса менялась каждый раз, в зависимости от смотревшей ее публики.

Далее, Брук вновь возвращается в театр и ставит знаменитые «Вишневый сад» и восьмичасовую «Махабхарату» (причем на санскрите). А в одном из последних по времени спектаклей - «Гамлете», актеры играют на большом ковре, и весь реквизит состоит только из нескольких подушек.

***

Творчеству самого Уильяма Шекспира было посвящено выступление сомодератора дискуссии – доктора филологических наук, профессора Ольги Анцыферовой.

Вначале Ольга Юрьевна подробно рассказала биографию драматурга. Оказывается, будущий автор тридцати семи пьес, ста пятидесяти четырех сонетов, четырех поэм и трех эпитафий не всегда блистал на сцене. И, например, в «Гамлете» играл роль Призрака. Но он, несомненно, прекрасно знал принципы сценического искусства. Зрители, окружавшие помост, вполне могла и «проголосовать ногами», если пьеса казалась им скучной и не интересной. Поэтому Шекспир мастерски сочетал трагедийные моменты с разрядкой, постоянно держа публику в напряжении.

Самое интересное, что собственно «шекспировский вопрос», или вопрос об истинном авторе пьес и сонетов, возник только в девятнадцатом веке. До этого публика просто наслаждалась действием и игрой актеров. А в число «антистрадфордианцев», выдвигающих на место автора шекспировских произведений либо графа Оксфорда, либо графа Ретленда, либо Кристофера Марло, либо Фрэнсиса Бэкона или кого-то еще из живших в то время знаменитостей, входили такие известные личности как Лев Толстой, Зигмунд Фрейд, Марк Твен и множество других.

***

Хотя обсуждаемая лекция Питера Брука и называется «В поисках Шекспира», он оставил в стороне вопрос авторства и сосредоточился на тайнах творчества великого драматурга. Свою первую пьесу Шекспир написал в 28 лет, когда уже шесть лет выступал на сцене (и не только в роли Призрака). Брук считает, что он обладал очень хорошей памятью и жадно впитывал все истории, рассказываемые путешественниками. В то время через Лондон проезжало огромное количество людей со всего света. Все это, плюс, постоянные премьеры, заставляющие каждые две недели учить новый текст, и сформировали тот базис, из которого родились великие пьесы. У Брука, как режиссера, не возникает сомнений, что они написаны, именно, действующим актером и для конкретной труппы (отсюда, например, появилась фраза о Гамлете: «Он тучен и одышлив», ибо его в постановках исполнял 40-летний актер). Брук считает, что главное - понять замысел автора, не наслаивая на него наши современные представления. Пьесы Шекспира не потеряли своей актуальности в первоначальном виде и не требуют никакого «осовременивания».

Но самое бурное обсуждение вызвала последняя пьеса драматурга – «Буря». Пожалуй, единственная драма, где никого не убивают, а просто перевоспитывают. И это обсуждение касалось не только сюжета, но и самого текста, который не то, что сыграть, понять не всегда представляется возможным. Например, присутствующие так и не пришли к общему мнению, что обозначает: «молитва атакующая милосердие».

 

Следующее заседание «Дискурса» состоится 20 июня. На нем просмотром фильма Яромила Иреша «Валери и неделя чудес» начнется тема «Сюрреализм в кино и литературе». 18 июля она будет продолжена обсуждением повести Евгения Клюева «Между двух стульев», а в промежутках между заседаниями (4 июля) искусствовед, преподаватель художественного училища Ю.И.Ермилов начнется цикл лекций по истории мирового искусства. 

 

Александр Богаделин  

Хроника клуба «Дискурс»